Почему в Дону почти исчезла рыба

Рыбное хозяйство Нижнего Дона и Азовского моря переживает серьезнейший кризис, на фоне которого Цимлянское водохранилище вскоре станет настоящим «раем» для рыб.

 

«Блокнот Волгодонска» публикует материалы с круглого стола, посвященного проблемам рыболовства на Дону и в Цимлянском водохранилище. Круглый стол прошел в рамках конференции «Сохранение экосистемы Цимлянского водохранилища и Нижнего Дона».

 

За первое полугодие 2020 года в Азовском море и в устье Дона официально было добыто менее 1 тысячи тонн рыбы, что является минимальным уровнем едва ли не за всю историю рыболовства. Фундаментальной проблемой стало исчезновение естественных нерестилищ в пойме Дона, что означает невозможность естественного размножения большинства видов рыб.

 

Теперь искусственного разведения требуют не только такие ценные виды рыб, как осетры, но даже судак, тарань и лещ. Цимлянское водохранилище на этом фоне остается водоемом с относительно высокой рыбопродуктивностью,- следует из материалов круглого стола по вопросам воспроизводства рыбных ресурсов в рамках конференции «Сохранение экосистемы Цимлянского водохранилища и Нижнего Дона».

 

Участники конференции выделили несколько факторов, которые привели к такой плачевной ситуации. Первым и главным стало уменьшение водности Дона и притока пресной воды в Азовское море. Но не меньшую угрозу для сохранения рыбных запасов Дона представляет собой и регулируемая законом хозяйственная деятельность человека.

 

За 70 лет уровень минерализации воды в Нижнем Дону вырос более чем в два раза с 400 до 1000 мг/дм3. В результате море заполонили опасные вселенцы, такие как гребневики, а местные породы рыб, родной стихией для которых была слабосоленая вода, лишились дома. 

 

Слайд из презентации руководителя Азово-Донского филиала ВНИИ рыбного хозяйства и океанографии Ефима Кожурина «О сохранении рыбных запасов Нижнего Дона». График показывает, как после заполнения Цимлянского водохранилища запасы промысловых рыб в Таганрогском заливе и на Нижнем Дону начали быстро снижаться. Популяция возрастала после крупных паводков и затопления поймы Дона (например в 1963 или в 1994 годах), в ходе которого рыба успешно нерестилась на ранее недоступной для нее пойме.

 

В результате за последние 10 лет катастрофически сократился размер кормовой базы для рыбы на Нижнем Дону и Таганрогском заливе. Для судака она уменьшалась в 4 раза - с 250 до 60 миллионов экземпляров, для судака почти в 20 раз - с 255 до 13 миллионов экземпляров. Кормовая база сазана и осетра «ужалась» в 2,5 раза - с 70 до 28,6 миллионов экземпляров рыб. Менее всего пострадали рыбы, которые специализируется на поедании планктона или личинок и мелких животных на дне водоемов (бентофаги). Размер кормовой базы севрюги, стерляди, шемаи и рыбца сократился всего в 2 раза.

 

Но упадок рыболовства связан не только с маловодьем Дона. Воды действительно стало меньше, но и она распределяется в интересах транзитного судоходства, а нерестилища на Дону деградируют. Этому способствует и нынешняя редакция правил эксплуатации Цимлянского водохранилища. В нем есть положение о необходимости осуществления рыбохозяйственных рыбопопусков, но спускать воду можно только после «проведения комплексных мероприятий на затапливаемых территориях». Но ни в одном документе не указывается, что это за комплекс мероприятий, кто и когда их должен выполнять.

- Не надо бояться слова «паводок». Паводки - это как дыхание такого сложного организма как река. Убираем паводок — не даем реке дышать. Сейчас тратятся сотни миллионов рублей, чтобы избежать паводка, а для Дона, для рыбных запасов паводки - это благо. В законодательстве следует четко определить территории подтопления в пойме Дона при паводке. Это большая и сложная работа, но делать ее надо, - отметил руководитель Азово-Черноморского филиала ВНИИ рыбного хозяйства и океанографии Ефим Кожурин. Уже после строительства плотины Цимлянской ГЭС на Дону исчезли наиболее продуктивные пойменные нерестилища, ранее затопляемые на несколько недель каждую весну. Теперь настоящие половодья случаются раз в 30-40 лет, что сводит значимость нерестилищ в пойме к нулю.

 

Но даже при подтоплении поймы, как это случилось несколько лет назад, часто оказывается, что она отдана под пашню, а рыбе просто негде метать икру. Во время последнего небольшого половодья в 2015 году стало известно, что в Ростовской области подтопленными оказались 6 тысяч гектаров полей. Распашка этих земель означает, что рыба даже в период редкого половодья просто не может метать икру среди пашни. За частью таких земель следует законодательно закрепить особый статус с ограничением хозяйственной деятельности.

 

На Дону для ежегодного нереста остаются так называемые «русловые нерестилища», расположенные непосредственно в реке и ее притоках. Но и они теряют свои значение. Берега активно застраиваются, а нересту часто мешают дноуглубительные работы.

 

- Дноуглубительные работы проводятся, когда удобно речникам, в том числе и во время нереста. Есть прецеденты, когда дноуглубительные работы проходят в марте-мае. Грунт с судоходного пути не вывозится, а просто пересыпается на бровку судоходного хода. И ни одной копейки не платят за наносимый ущерб, - рассказали участники круглого стола.

 

Но рыбе еще необходимо добраться до места нереста. Дон от Волгодонска до Ростова перекрывают четыре плотины: Цимлянской ГЭС и трех гидроузлов: Николаевского, Констатиновского и Кочетовского. На подходе и строительство пятой плотины Багаевского гидроузла. Формально при всех гидроузлах предусмотрены специальные устройства и сооружения для пропуска рыбы, которая плывет вверх по течению реки на нерест. Рыба может преодолеть плотину по специальном каналу или через специальный шлюз. Разные виды рыб предпочитают идти на нерест на разной глубине, поэтому плотины должны быть оборудованы обоими типами рыбопропускных устройств, но на практике такие устройства имеют небольшую эффективность или вообще не используются.

 

Как стало известно, в 2020 году миграция рыбы на нерест выше плотины Кочетовского гидроузла (первого от устья Дона) просто не состоялась, а значит две трети нерестилищ остались без рыбы, - сообщили участники круглого стола. За 70 лет эксплуатации гидроузла на нем так и не был построен рыбообходной канал. При гидроузле есть специальный рыбоподъемник, но он может работать только при высоком уровне воды в реке. В этом году воды было мало и шлюз для рыбы не работал. Рыбообходной канал вокруг Кочетовского гидроузла только планируется построить. Предварительная стоимость затрат составляет 1,5 миллиарда рублей, в том числе планируется потратить 90 миллионов рублей на предпроектные и проектные работы. На следующих за Кочетовским - Константиновским и Николаевским гидроузлах есть и каналы, и отдельные шлюзы для рыб, но и они работают неудовлетворительно.

 

- Но эти шлюзы уже не работают почти 10 лет. Они находятся в рабочем состоянии, но речники их не включают, - сообщили в ходе рабочего стола.

 

Компенсировать отсутствие нерестилищ можно за счет выпуска в Дон мальков разных пород рыб. В 2015-2019 годах в бассейне Нижнего Дона выпущено 250 миллионов штук молоди рыбы, но и этого недостаточно. Для восстановления популяции донского судака, леща и шемаи необходимо финансирование в размере 633 миллионов рублей, следует из материалов конференции. На модернизацию воспроизводственных предприятий необходимо финансирование не менее чем в 1,3 миллиарда рублей, в то числе 200 миллионов рублей на Аксайско-Донской рыбоводный завод.

За последние годы на Нижнем Дону удалось частично восстановить численность только двух видов рыбы: шемаи донской и осетра. Правда, в силу относительно небольшой численности эти рыбы не имеют промыслового значения. Благодаря отдельной программе с 2007 по 2014 годы в Дон выпускали от 500 тысяч до 3,5 миллионов мальков шемаи. В 2020 году эту рыбу исключили из Красной Книги России. Появился на Дону и прежде считавшийся исчезнувшим осетр. Поголовье этой благородной рыбы постепенно восстанавливали, начиная с 1970-х годов. К 1994 году запасы осетра в бассейне Нижнего Дона и в Азовском море превысили 80 тысяч тонн. Затем прекращение выпуска мальков рыбы и активность браконьеров свела популяцию рыбы «под корень». В последние годы общий вес популяции осетра оценивается в 500 тонн.

 

Как ни странно звучит для жителя Волгодонска, но Цимлянское водохранилище по сравнению с Таганрогским заливом остается настоящим «рыбным Клондайком». В 1954-2019 годах из водохранилища вылавливали в среднем по 9450 тонн рыбы. При заполнении водохранилища ученые считали, что максимальный уровень лова будет достигнут к 1960 году и составит 11 тысяч в год. В 1989 году был достигнут максимальный уровень вылова рыбы в размере 15 940 тонн, к 2020 году уловы сократились всего в два раза.

 

По словам руководителя Волгоградского филиала ВНИИ рыбного хозяйства и океанографии Юрия Долидзе, ихтиофауна водохранилища насчитывает более 40 видов рыб, из которых 10 имеют рыбопромысловое значение, в том числе лещ, судак, сазан, густера, толстолобик и карась. Максимально Цимлянское водохранилище может прокормить 200 тысяч тонн рыбы.

 

- Запасы леща, судака и сазана являются удовлетворительными и относительно стабильны. Запасы карася, окуня и плотвы даже увеличиваются. Снижение запасов отмечается для толстолобиков из-за уменьшения объемов его вселения. Сейчас кормовые ресурсы водохранилища используются на 5-10% . Огромные запасы корма, в первую очередь бентоса и фитопланктона не используются,- отметил Долидзе.

 

Представители рыбодобытчиков, ведущих промысел на водохранилище, были не столь оптимистичны: рыба все чаще попадает в сети больной, в структуре улова растет доля малоценных сортов рыбы.

 

За последние 30 лет Сухо и Мокро-Соленовские заливы в Волгодонске сильно заросли. Динамика зарастания (км2) прибрежных мелководий Цимлянского водохранилища в 1987–2017 годах. По данным Кочеткова А. И., Брызгалина Е. С., Калюжная И. Ю., Сиротина С. Л., Самотеева В. В., Ракшенко Е. П. Динамика зарастания Цимлянского водохранилища // Принципы экологии. 2018. № 1. С. 60–72


Одной их проблем, угрожающих нерестилищам на водохранилище, стало активное распространение водной растительности по мере обмеления водоема. В конце 1970 годов она занимала 2,7 тысяч гектаров зеркала водохранилища, а в 2015 году - уже 14,3 тысячи гектаров. Густые заросли тростника южного и обыкновенного, рогоза препятствуют проходу рыбы на нерест. По словам кандидата биологических наук из Волгоградского государственного университета Анны Кочетковой, существующие методы борьбы с рогозом и тростником, путем выкашивания или применения химических веществ - малоэффективны. Заросли тростника отступают только по мере повышения уровня воды.

 

Рыбаки предложили областному правительству сосредоточить все усилия на водохранилище, как наиболее рыбопродуктивном водоеме региона. По их мнению, для этого можно перенаправить компенсационные платежи при строительстве Багаевского гидроузла на масштабное зарыбление водохранилища белым амуром и толстолобиком, вместо выпуска в Дон осетров, которые не имеют хозяйственного значения из-за своей редкости.

 

По оценкам ученых, водохранилище способно принять до 70 миллионов молодых растительноядных рыб. Это позволит увеличить объемы промышленной рыбодобычи с 9-10 до 17 тысяч тонн в год. Ученые рекомендуют выпустить в водохранилище 51 миллион белых толстолобиков, 20 миллионов белых амуров, 15 миллионов сазанов, по 10 миллионов вырезубов и черных амуров и по 2-3 миллиона стерляди и шемаи.

 

Please reload

Недавние новости
Please reload

Архив
Please reload

© 2015-2019 Благотворительный фонд «Спасение и сохранение Цимлянского водохранилища».